Константин Кузьмин. Тотальный спиннинг. Ничего кроме...

Блог Константина Кузьмина - Сообщения с тегом "самодельные блесны"

Мобильный блог

Легендарно-этапные приманки. Часть ХIII. Пара самодельных щучьих колебалок

Представьте себе картину. Начало 80-х. Небольшая свалка производственных отходов на территории закрытого авиационного завода. В обеденный перерыв сюда время от времени наведывается человек в очках и при галстуке. Что-то высматривает, подбирает, заворачивает в газетку и уносит…
Это был мой отец. А предметом его интереса были обрезки листового цветмета, которые все равно в те годы оправлялись бы на большую городскую свалку. А так - у меня появлялось сырье для блесностроения. Я ведь в основном не вертушки делал, а колебалки. А для них металла нужно было больше.
Это я существенно позже стал понимать, что если что и было в советское время у нас конкурентоспособное из товаров рыболовного ассортимента, так это именно колеблющиеся блесны. Они ведь предельно простые, в их исполнении сложно накосячить… Но тогда я очень предвзято воспринимал заводские колебалки. Не столько в плане «механики», сколько из-за покрытия. Я, во-первых, нюансам оттенков уделял пристальное внимание – этому меня научили в книжках. Во-вторых, никелированные и желтые «биметаллические» блесны устойчиво попадали у меня в разряд «плохих» по оттенкам. Ну и уже в силу этого две трети моих колебалок были сделаны моими же руками – из того самого цветмета с отцовского завода. Преимущественно – из латуни.
Часть блесен я оставлял чисто латунными. Причем никогда не зачищал их и не пассивировал. Покрытая пленкой окислов, латунь давала такой приглушенно-матовый блеск. Другие – я облуживал. Причем не чистым оловом, а припоем. Мотивация была та же: блесна не должна была, в моем понимании, излишне блестеть. Наконец, некоторые колебалки я чернил. Делал это по самим же придуманной технологии: покрывал блесну олифой и потом держал на высоте над газовой плитой. Получалось такое прочное «лаковое» покрытие.
У меня было два основных стандарта колебалок. Из металла толщиной 2 мм – для Оки, и 1 мм – для торфяников. Вес, соответственно, 22-25 и 10-14 г. Эти две, что на фото, - «окские».
Некоторые блесны старался делать аккуратно – красивыми. Но основную массу – по упрощенной технологии. Расходник все-таки.
В 80-е годы я как минимум три четверти всех своих щук поймал на колебалки.  

Легендарно-этапные приманки. Часть ХII. «Двойной ноль» из бабушкиной ложки

Помнится, была у меня заводская блесна «Окуневая». Название – обязывало. И я, с упорством одержимого, пытался поймать на нее окуня. Все усилия оказались бесплодными. Ни окуня, ни еще какой-то рыбы. Дело было на рубеже 70-х и 80-х. Люди моего и более старшего возраста должны помнить, какой ужас тогда продавался в рыболовных магазинах. Поэтому я лет с 14-ти начал делать блесны сам. Если говорить о вертушках, то по ставшей потом нам знакомой системе, они были примерно 3-4-го номера. На них я ловил судака, попадался жерех. Окунь – как и на «Окуневую», не попадался. Я бы, наверное, продолжал в том же духе – ведь в книжках, по которым я осваивал спиннинг, настоятельно рекомендовалось ловить окуня на «Универсальную» и «Трофимовскую». А это были блесны еще большего размера. Но свою роль сыграл случай…
Когда я вырезал лепесток для очередной самодельной вертушки, собрался уж выкинуть обрезки листового металла. Но в последний момент – остановился. Ибо один из обрезков просто напрашивался на то, чтобы из него, слегка подровняв, тоже сделали бы лепесток. Я и сделал…
А на следующий день на Городском пруду на эту маленькую блесенку «надрал» (ну, штук пять поймал:) ) окуней. Это был прорыв! Я понял, в чем была моя промашка. В неверном ориентире по размеру блесны. Капризный подмосковный окунь «Окуневую» с «Трофимовской» игнорировал, а мои самоделки (через день я изготовил еще пару) – с удовольствием ел. Потому что они соответствовали номеру между «нулевкой» и «копейкой».
Ни одна из тех мои вертушек 1980 года не сохранилась. Зато осталась жива та, что я сделал несколькими годами позже (на фото). От самых первых она отличалась величиной (это уже был практически «двойной ноль»), наличием осевой подгрузки и креплением лепестка не непосредственно на оси, а через «хомутик», как это исполнено у большинства современных вращающихся блесен.
Впрочем, есть и еще одно отличие. Это блесна – из мельхиора. Я в тайне спер из бабушкиного столового набора ложку. Отрубал от нее небольшой кусочек, расковывал его на наковальне до толщины в полмиллиметра и вырезал лепесток. И ловил на такие блесенки окуней, которых лет через 12-15 стали называть «спортивными». Потому что на ловле оных держался наш спиннинговый спорт того времени…